Авиакомпания Россия, Бортовые журналы, Германия

Бавария: замок, романтика и Ледерхозе

Автор:

5 Янв, 2019  

Зимой горы кажутся лучшей идеей для поездки, но, держа путь в Баварские Альпы, не забудьте по дороге посмотреть Мюнхен и сказочные замки, а возвращаясь назад — озеро Гернзее, которое за респектабельность прозвали «Лаго ди Бонза».

Если бы Бавария вдруг захотела независимости, из нее получилась бы идеальная европейская страна. Бавария богата — почти так же, как Швейцария, а внутри Германии по уровню экономики она уступает лишь Северному Рейну-Вестфалии, опережая остальные 14 федеральных земель. Бавария приводит в восторг своими альпийскими пиками, голубыми озерами и черными лесами, не говоря уже о сказочных замках Людвига II и футбольном стадионе Allianz Arena в Мюнхене, который в торжественных случаях умеет окрашиваться в цвета немецкого флага. Наконец, Бавария самобытна. От кожаных штанов ледерхозе, в которых ходили еще прадедушки нынешних владельцев, до поджарых спорткаров BMW 8-й серии, выпущенных в 2018 году, — на всем здесь лежит отпечаток баварского мировоззрения. Согласно которому качество и надежность радуют еще больше, если сочетаются с шиком, блеском и даже некоторой экстравагантностью — впрочем, не разорительной (если речь, конечно, не идет о Людвиге II).

Мюнхен

В ежегодном рейтинге лучших городов для жизни, который составляет консалтинговая компания Mercer, Мюнхен в 2018 году разделил 3–4-е место с новозеландским Оклендом. Оно и понятно: много ли в Европе городов, где на высокооплачиваемую работу можно ездить на велосипеде, а по вечерам заниматься серфингом в центральном парке?

Стоячая волна на реке Айсбах в Английском саду, круглый год оккупируемая гибкими людьми в гидрокостюмах, стала такой же визитной карточкой Мюнхена, как двухколоколенный собор Фрауэнкирхе. Даже городской аэропорт, соблазненный ее популярностью, завел у себя в терминале MAC Forum искусственную волну и с 2011 года проводит там соревнования под названием Surf & Style.

Сейчас уже почти невозможно себе представить, что после Второй мировой войны две трети города лежало в руинах. Союзники бомбили Мюнхен 71 раз. От исторического центра почти ничего не осталось, и горожанам нужно было решать: снести бульдозером остатки зданий и планировать город заново (как это сделали во Франкфурте-на-Майне) или восстанавливать застройку по фотографиям и документам. Мюнхенцы выбрали второе и лично помогали реставрационным процессам — причем не только деньгами, но и, скажем, речными ракушками. В таком нестандартном краудфандинге нуждался разрушенный грот XVI века в мюнхенской Резиденции — комплексе дворцов династии Виттельсбахов, ныне музее. К делу подключилась вся Бавария — и щедро изукрашенные цветными скорлупками бог Меркурий с подведомственными русалками вернулись в дворцовые покои. Есть своя архитектурная жемчужина и у летнего дворца Виттельсбахов Нимфенбурга — парковый павильон Амалиенбург. Супруга курфюрста Карла Альбрехта обожала охоту — и в 1739 году Мария Амалия получила в подарок от мужа охотничий домик в стиле рококо с отапливаемыми собачьими спальнями. Залы павильона (особенно впечатляет зеркальный) декорированы серебром, а на отделку кухни пошла голландская плитка, спасенная из пожара в Резиденции. Мария Амалия, несмотря на статус, готовить умела и любила.

Рассказ об экстравагантности Мюнхена будет неполон без упоминания мемориала Майкла Джексона. Как и положено, он состоит из цветов, сердечек и фотографий кумира, вот только венчает эту композицию фигура совершенно другого музыканта. Собственно, в мемориал фанаты певца превратили постамент памятника композитору эпохи Ренессанса Орландо ди Лассо — чисто случайно оказавшегося напротив отеля Bayerischer Hof, где Джексон останавливался несколько раз.


Cанкт-Петербург (LED) — Мюнхен (MUC) до 10 рейсов в неделю авиакомпанией Россия.
Расстояние 1 745 км, время в пути 2:55.

Нойшванштайн и Линдерхоф

Музыкальную тему Баварии логичнее всего продолжить в замке Нойшванштайн, вдохновленном средневековым германским эпосом и операми Рихарда Вагнера. Этот замок не должен был защищать своего владельца Людвига II от нападений врагов (и в итоге не спас). Он в камне и резном дереве воплощал романтический мир рыцарей и королей, власть которых регулировалась не парламентом, как в тогдашней Германии, а лично Всевышним.

За свои ультрамонархические взгляды Людвиг II в итоге поплатился жизнью. Когда окончательно стало ясно, что у короля нет других интересов, кроме разорявших казну замков и нелюбимого народом Вагнера (которому он покровительствовал с момента восшествия на престол), было решено лишить его титула.

12 июня 1886 года 40-летнего Людвига похитили из Нойшванштайна и перевезли в замок Берг на Штарнбергском озере, где он и утонул на следующий же день вместе со своим психиатром при невыясненных обстоятельствах. А «Лебединый замок» так и остался стоять на 1000-метровой скале на фоне дивных Баварских Альп вечным напоминанием о том, что у опер Вагнера не бывает счастливого конца.

В 50 минутах езды от Нойшванштайна расположен еще один замок Людвига II — Линдерхоф, самый маленький, но зато законченный им при жизни. Сначала король хотел строить копию Версаля (которая в итоге появилась на озере Кимзее), потом огромный византийский дворец, но в итоге получилась сверкающая золотом усадьба с четырьмя кабинетами разных цветов, спальней, занимающей чуть ли не половину здания, и зеркальным кабинетом, где по ночам зажигались сотни свечей.

Кстати, грот в Линдерхофе тоже есть, но до 2022 года он закрыт на реставрацию. Зато открыт Мавританский павильон, изначально сделанный для Парижской всемирной выставки 1867 года.

Король купил его, поставил у себя в парке, снабдил роскошным Павлиньим троном и приходил туда читать и пить чай под аромат кальяна.

Гармиш-Партенкирхен

Гармиш-Партенкирхен находится в 90 км от Мюнхена. Городок расположен на высоте 708 м над уровнем моря, высочайшая точка зоны катания — 2830 м.

От Линдерхофа всего полчаса езды до главного баварского горнолыжного курорта — Гармиша-Партенкирхена, официально основанного за год до проходившей там зимней Олимпиады 1936 года. В интересах спорта фюрер распорядился объединить два старинных поселения, которые, надо сказать, совершенно не стремились быть вместе. Партенкирхен ведет свою историю со времен Древнего Рима — на этом месте располагался военный лагерь Партанум. Гармиш возник позднее — в VIII веке. И хотя сейчас они довольно похожи (по крайней мере, страстью к росписи домов), полному слиянию поселений мешают не только река и железная дорога между ними, но и желание сохранить собственные идентичность, диалект и бургомистров.

Зоны катания здесь тоже совершенно разные. Пониже расположен регион Гармиш-Классик — отдельно надо отметить красивые лесные спуски Экбауэра, пологие склоны Ванка и черную трассу «Кандагар» в Альпшпитце, где ежегодно проходит этап Кубка мира по горным лыжам.

Повыше находится зона ледника Цугшпитце, самой высокой горы Баварии (2962 м), где кататься можно почти круглый год. Подняться на гору легко и без всяких лыж — за час с четвертью из Гармиша на поезде с зубчатым колесом. Из неспортивных развлечений наверху — посещение самой высокогорной церкви Германии, часовни «Мария Хаймзухунг» (так называется по-немецки библейский рассказ о встрече Девы Марии и праведной Елисаветы, будущей матери Иоанна Крестителя).

Еще несколько идей для тех, кто приехал сюда не ради горных лыж, могут включать в себя прогулку среди живописных сосулек по узкому ущелью Партнахкламм, осмотр небольшой экспозиции в «Институте Рихарда Штрауса» (композитор много времени проводил в своем доме в Гармише, в том числе за сочинением музыки, и покоится на местном кладбище) или встречу с черепахой из «Бесконечной истории» и другими героями произведений Михаэля Энде в парке
его имени.

Озеро Тегернзее

Чтобы как следует разглядеть озеро Тегернзее, надо подняться на фуникулере на местную гору Вальберг, а еще лучше — полетать над ним на параплане. Стартовая площадка расположена недалеко от верхней станции канатки. Заодно выйдет отличная метафора для заоблачных цен на недвижимость: здешние виллы с расписными фасадами по зубам разве что олигархам или модельерам вроде Вилли Богнера. Был свой дом тут и у Михаила Горбачева, но прошлой зимой его выставили на продажу. Зато на озеро постоянно приезжают тренироваться футболисты «Баварии» — и оттачивают маневренность в попытках ускользнуть от поклонников, подстерегающих в лобби пятизвездочного отеля Überfahrt. А вот символ пивоварни Bräustüberl Tegernsee в здании бывшего бенедиктинского монастыря — главной достопримечательности этих мест — спортивным никак не назовешь: это толстяк в шляпе с пером. Портрет достойнейшего человека украшает бесчисленные бумажные подставки под пиво, а оригинал можно увидеть на стене заведения: по легенде, его нарисовал художник, у которого не хватало денег расплатиться за ужин.

Сам же монастырь, основанный в VIII веке, считался главным бенедиктинским аббатством Баварии — до секуляризации церковного имущества в 1803 году. Вскоре после этого монастырские
строения (за исключением барочной церкви Святого Квирина) купил король Максимилиан I, представитель уже знакомых нам Виттельсбахов, чтобы использовать как летнюю резиденцию.

Кроме того, бывшее аббатство приютило детскую гимназию, выпускники которой поступают в лучшие немецкие университеты. Да и у пивоварни дела идут неплохо: больше 100 000 поклонников на «Фейсбуке» и пивной сад, где даже зимой не всегда найдется свободный столик.
Не бывает времени года, когда в Баварии нечего делать. Осенью — «Октоберфест», зимой — рождественские рынки и горнолыжный сезон, весной — фестиваль балета в Мюнхене, джаза в Кемптене, Моцарта в Аугсбурге, летом — хайкинг, купание в озерах и снова фестивали, включая знаменитый Вагнеровский в Байройте. Учитывая спрос, билет на него лучше покупать еще в марте: если при жизни Людвига II его пристрастия казались миру полубезумием, сейчас
их назвали бы трендом.

Что попробовать?

Белые мюнхенские колбаски, по легенде, как это часто бывает со знаменитыми блюдами, появились случайно: на кухне закончились бараньи кишки для сосисок, повар взял свиные и наполнил их фаршем из телятины и сала. А чтобы не лопнули, быстро отварил, а не обжарил. Гости были счастливы, а вайсвурст стали кулинарным символом Баварии. По традиции, едят их до полуденного звона колоколов — с пивом, сладкой зернистой горчицей и свежим брецелем.
Брецель отлично идет и соло — в качестве стритфуда. Без легенды тут тоже не обошлось: когда-то баварский король велел булочнику сделать крендель, через который можно три раза увидеть
солнце. Размер и завитушки на брецеле строго регламентированы. Классический вариант — посыпанный крупной солью, но существуют и сладкие, например, с корицей или миндалем. Соленый подают с сырным паштетом обацда на основе камамбера.
Метт (он же Хакепетер) — местный вариант тартара: сырой свиной фарш с солью, репчатым луком, чесноком и специями, подается на свежей булочке.

Автор: Полина Сурнина

Источник: журнал Авиакомпании «Россия» R FLIGHT, выпуск от января 2019

<br>Будь другом — поделись с друзьями: Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *