Авиакомпания Россия, Аргентина, Бортовые журналы

Аргентина — страна грандиозных стейков, ледников и водопадов

Автор:

13 Янв, 2019  

Аргентина, как и вся Южная Америка, находится бог знает где. Настоящий край земли. Перелет туда из Москвы займет в лучшем случае часов 20, в худшем — растянется до полутора суток. Сначала три-четыре часа до одного из крупных европейских хабов — Парижа, Амстердама или Франкфурта, а потом еще 14 — до Буэнос-Айреса.

До поездки у меня, как и у многих, был в голове некий набор штампов: Аргентина — страна танго, отличного мяса, неплохого вина. Все это правда, но отнюдь не главное. Все дело в атмосфере: оказавшись в Буэнос-Айресе, я словно попал в фильм Федерико Феллини «Амаркорд». Здесь все пропитано ностальгией, напоминает о былом величии и упущенных возможностях.

Например, центральная площадь Мая, откуда начал строиться Буэнос-Айрес, с розовым президентским дворцом, откуда с балкона произносила свои речи Эва Перон, с белоснежной ратушей — одним из немногих зданий, сохранившихся с колониальных времен, и Майской пирамидой, установленной в 1811 году в честь первой годовщины независимости страны от испанской короны.

Или бывший портовый район Ла-Бока с окрашенными в жизнерадостные цвета домиками, с балконов которых туристов приветствуют скульптуры Диего Марадоны, папы римского Франциска, Карлоса Гарделя и других местных знаменитостей.

Здесь все очень ярко и колоритно, но не стоит сворачивать с центральной улицы Каминито, за пределами которой Ла-Бока превращается в бедный криминальный район. Или взять вполне благополучный Сан-Тельмо с мощеными улочками и двух-трехэтажными домами, где нашли пристанище эмигранты, хлынувшие в переживающую экономический бум Аргентину
в начале ХХ века. Материальные свидетельства того золотого времени и сегодня можно увидеть в многочисленных антикварных лавках, где продаются канделябры, вазы, зеркала и подсвечники, каких уже не найти на блошиных рынках Лондона и Парижа.

Лучший в мире стейк

Три часа лету из Буэнос-Айреса, и я уже в местечке Эль-Калафате, в самом центре Патагонии. До главной цели моей поездки — ледника ПеритоМорено — оставался всего какой-то час на машине, но уже смеркалось, поэтому мы решили выдвинуться пораньше утром. И на первый план попал хороший стейк на ужин.

В Аргентине никто не станет разжигать мангал ради парочки стейков: мясо тут жарят целыми тушами, приладив их на asador criollo — решетчатую конструкцию, похожую на телевизионную антенну, которую устанавливают рядом с высоким костром. И приносят каждому кусок такого размера, который в одиночку, кажется, ни за что не осилишь. Увидев на моем лице смятение, официант понял его по-своему и начал рассказывать, что количество мяса, включенного в ужин, неограниченно, и по первому требованию он готов принести добавку. И правда, приправленный воздухом Южной Патагонии и душистым соусом чимичурри стейк оказался
настолько вкусным, что за ним последовали зажаренные до хруста ребра и аппетитно шипящие колбаски, после которых я, действительно, уже с трудом мог дышать.

Ледяной прием

Национальный парк Лос-Гласьярес назван так из-за ледяной шапки в Андах, которая питает десятки ледников. Но только здесь, где озеро Архентино образует подкову, язык ледника Перито-Морено
вползает в воду, потихоньку достигает противоположного берега и, врезавшись в скалистый берег, создает естественную дамбу. Со стороны южного рукава вода начинает подниматься, просачивается в микротрещины, образует каверны, вымывает в толще льда пещеры. И в конце концов разрушает ледяную стену.

В последний раз ледник прорвало в марте 2016 года — и мне повезло, я оказался там как раз вскоре после этого события. Предугадать, когда же настанет час Х, практически невозможно. Обычно это происходит раз в четыре-пять лет. Но в конце 2000-х между разрушениями ледяной дамбы прошло всего два года, а в начале ХХ века — целых 17 лет.

Ледогенератор Перито-Морено работает исправно. Его мощностей наверняка хватило бы, чтобы обеспечить льдом все бары мира. Двигаясь со скоростью примерно два метра в сутки, Перито-Морено снова упорно ползет к берегу. Гигантская изумрудно-голубая стена льда высотой около 80 м (а это больше 20-этажного дома), поднимающаяся над гладью озера на фоне горных вершин, — зрелище завораживающее. Почему-то сразу понятно, что ледяной глыбе уже даже не сотни, а тысячи лет.

Несмотря на то что на календаре был конец лета, от нее тянуло вечным холодом, так что хотелось засунуть руки поглубже в карманы, а еще лучше — принять чего-нибудь горячительного. Арендовав кораблик, мы поплыли к леднику, чтобы взглянуть на него поближе, почувствовать, как он дышит, живет и движется. То и дело слышался треск — это значит где-то откололся кусок льда и, вызвав столп брызг высотой в несколько десятков метров, плюхнулся в воду. Увидеть такое — большая удача, но наш капитан старался держаться на безопасном расстоянии.

В гостях у дьявола

Garganta del Diablo (в переводе с испанского — «Глотка дьявола») — так называется самый большой из 275 водопадов на реке Игуасу, расположенной на границе Аргентины, Бразилии и Парагвая. Он настолько большой, что облако водяной пыли, которое образуют низвергающиеся с 80-метровой высоты потоки, видно даже с самолета, когда тот заходит на посадку в Пуэрто-Игуасу.

Земля и пыль здесь — кирпично-пурпурного цвета. По деревьям, сплетающимся в непролазные джунгли, скачут мартышки-капуцины, а симпатичные, пока не выпустят острые когти, суют свой вытянутый нос в сумки, нахально требуя угощения, и воруют то, что плохо лежит.

Приезжать в национальный парк лучше утром, хотя народу здесь много в любое время. Водопады Игуасу входят в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО и считаются самой популярной природной достопримечательностью Аргентины, одним из новых семи чудес света. Заложив на прогулку часа четыре, мы как раз успели пройти по короткому верхнему маршруту Paseo Superior и длинному нижнему — Circuito Inferior. Посмотрели на бурлящие потоки, которые, падая, образуют гигантские облака водяной взвеси и полудужья ярких радуг. И, несмотря на предусмотрительно захваченные с собой дождевики, насквозь вымокли во время поездки на катере, который подходит
вплотную к водопадам. Тут уж выйти сухим из воды не было ни единого шанса.

Но самое сильное впечатление от Аргентины — это все равно Garganta del Diablo. До «Глотки дьявола» мы сначала ехали на идущем по узкоколейке туристическом поезде, а последние несколько сотен метров шли по железным мосткам, проложенным над мутной и пока еще подозрительно безмятежной рекой Игуасу. Все изменилось буквально за последним поворотом, где вялотекущая вода, поднимая столп водяной пыли, с грохотом обрушивается в 80-метровую бездну. Здесь кажется, что перед тобой разверзся портал то ли в центр земли, то ли, действительно, в глотку дьявола. И накатывают мысли о бренности бытия: только что все шло спокойно, своим чередом, и в какой-то момент — пучина, туман, неизвестность… Среди путешественников не утихают споры: из какой страны водопады смотрятся эффектнее? Из Бразилии, откуда видно фантастическую панораму и десятки, если не сотни, водопадов, или с аргентинской стороны, где ты можешь приблизиться к ним вплотную и фактически постоять на краю этой падающей вниз стены воды. Я неоднократно бывал и с той, и с другой — и могу точно сказать, что со стороны Аргентины все это выглядит величественнее и драматичнее.

Автор: Владимир Попов, коммерческий директор туристической компании «Содис», обладатель суперкубка ралли L.U.C. Chopard.

Источник: журнал Авиакомпании «Россия» R FLIGHT, выпуск от января 2019

Будь другом — поделись с друзьями: Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *