Казахстан,Кыргызстан

Съемки в режиме авто. Иссык-Куль. Часть 3

Автор:

5 Авг, 2015  

День 6. Вулканизация активов. День, который сам знает, как все испортить

Вчерашний вечер вобрал в себя еще одно событие. Я посетил отделение Сбербанка и попытался снять немножко цветастых тенге на плюшки. Днем ранее я снял здесь же 50 тысяч и они уже подходили к концу. На сей раз банкомат отказал мне сначала в 15, а потом и в 10 купюрах с ладошкой Нурсултана Абишевича. Но деньги со счета списались, я увидел это в оповещениях и интернет-банкинге. «Свои своих не бросают», успокоил я себя. Поцеловал закрытую дверь отделения, отложил решение проблем на утро и отправился кушать шашлык за 400 тенге.

Еще на этапе планирования поездки я тщательно изучал вопрос транспортировки денег. Читал отчеты и форумы, изучал карту отделений банков, звонил на горячую линию, где под видом слабоумного задавал тупые вопросы. По моим выкладкам получалось, что везти рублевый кэш не слишком выгодно и безопасно. Лучше воспользоваться картой Сбербанка, ведь отделения есть по всему Казахстану, а банкоматы практически в каждом крупном торговом центре. Комиссия за снятие наличных в банкоматах казахского сбербанка 0%, покупки также. Поэтому часть сбережений все же везли в наличке. Но ровно столько, сколько нужно чтобы добраться до Алматы. Здесь я снял крупную сумму на кутеж и угар, и еще больше планировал снять для сегодняшнего въезда в Кыргызстан. Потому как отделений там Сбера уже нет.

Мы оказываемся не в самой приятной ситуации. Согласно графику мы уже должны рвать по направлению к границе, впитывая из магнитолы мелодии и ритмы казахской эстрады. Но мы ждем открытия отделения Сбербанка, чтобы разрулить эту ситуацию. Кроме того пока нет понимания как снять с карты остальные, заготовленные в турне, деньги.

Еще как назло спустило отремонтированное накануне колесо, а с этим также надо было что-то делать.

Ок, качаем колесо, едем в отделение. Там я рассказываю менеджеру о своих трудностях, он либо не верит, либо не понимает. Идем вместе к банкомату. Там, как и положено, ошибка и списание средств со счета. Долг банка перед вкладчиком растет до 26 тысяч тенге.

Это, говорит, не наша проблема. Карта выпущена в России, вот езжайте туда и разбирайтесь. Или звоните по горячей линии. А поскольку международный код Казахстана тоже +7, то набирая по линии 8 800 попадаешь на местную линию какой-то компании. Приходится звонить на прямой московский номер, и горячая линия становится поистине горячей для счета мобильного телефона.

Чуть меньше тысячи рублей уходит на 8 минут разговора по горячей линии. За это время я успеваю прослушать информацию о новых кредитных предложениях Сбербанка, часть корпоративного гимна, успеваю авторизоваться, назвав полностью контрольную информацию (данные паспорта, адрес, последние операции по карте и ее номер). Далее быстро излагаю проблему.

— Так это вам надо написать заявление в том отделении, где банкомат удержал деньги. Они его вскроют, сведут баланс и вернут лишнее.

— Они сказали, что не сделают этого и не примут заявление.

— Хорошо, тогда мы сможем создать вместе с вами заявление прямо сейчас. Пожалуйста, назовите еще раз свое имя, фамилию, номер карты, данные паспорта…

На этом заканчиваются деньги на телефоне, и я снова иду в отделение.

— Вам должно быть помогли на горячей линии? — спрашивает менеджер.

— Да, теперь денег у меня нет и на телефоне.

— Но что-нибудь успели сказать?

— Да, что вы должны принять заявление.

— Нет, это исключено.

— Послушайте, как думаете, каково это — остаться совсем без денег в чужой стране?

— Это неприятно, я согласен. Но вам их обязательно вернут по заявлению.

— Когда?

— Как напишите заявление. Плюс срок на рассмотрение, плюс ожидание. Дней 14.

— Как здорово, что вчера вечером я не пошел ва-банк и не решил снять все деньги одной операцией. Не правда ли?

— Да, это очень дальновидно. Теперь вы можете снять их в нашем отделении через оператора.

— Без комиссии надеюсь?

— Разумеется с ней. Но она небольшая. Так же, как и в банкомате — 1%.

Чтобы не иметь больше проблем с банкоматами снимаю все и в рублях. С досадными списаниями будем разбираться по приезду домой, сейчас на это нет времени и ресурсов. В это время Арина бежит и снимает еще около 100 килотенге с альфакарты. Уже богачами мы отправляемся на поиски нормального шиномонтажа. Первые три оказываются мимо. Сначала мне пожимают руку, а затем руками же разводят. Мол, камер нет, ремонтировать не возьмусь. Наконец, по одному адресу из 2Gis мы обнаруживаем частный дом во дворе из новостроек. В открытом гараже человек протирает кабриолет из семейства SLKklasse. Вывески нет, но в доме сквозь открытые окна виднеется шиномонтажное оборудование.

Человек оказался компетентным, отзывчивым, и сразу взялся помочь.

— ****** рот! – прорычал он, разбортировав колесо.

— Что?

— Жеваный корд, говорю. Наверное, еще покатались после прокола?

— Не без этого.

— Тогда вам нужна новая шина. Отправляйтесь лучше всего на авторынок «Карсити». Попробуйте взять б\у. Но ни в коем случае не давайте больше 8 тысяч за пару!

По полуденным пробкам и зною мы едем через половину города на «Карсити» и попадаем на огромную торговую площадку. Прежде всего, в этом хаосе надо найти парковку. В этом помогают люди в желтых и оранжевых жилетах. Они стоят напротив свободных мест и призывно машут рукой. Их услуги обойдутся в 100-200 тенге, но зато не надо будет ныкаться по дворам и рисковать быть запертым на весь остаток дня. В Алматы парковка это очень большая проблема.

Далее мы пересекаем фудкорт. Это пространство, где несколько десятков людей жарят на мангалах все, что угодно. Шашлык, люля, котлеты, бараньи внутренности, бараньи задницы, рыб, овощи, картофель. Отказать этим милым людям очень сложно, даже если ты очень сыт. А этим я похвастать никак не мог.

— Брат! Давай подходи брат! Подходи покушай потом купишь! На обратном пути приходи! Камера хранения есть приходи! Я сам покараулю пока кушать будешь! Я шины твои подержу!

Мы приходим на шинный ряд. Он слева от входа вдоль забора. Любому посетителю в этом ряду положен шоппинг-гид. Выглядит шоппинг-гид как любой участник любой казахской команды КВН. Серьезный и забавный одновременно. Быстро и неразборчиво говорит и ожидает от вас какой-то реакции. Я просто высказал ему свои пожелания по резине и типоразмер. Дальше он шел впереди нас и выкрикивал в сторону контейнеров с резиной запросы на местном диалекте. Аккумулировал информацию, переводил, доносил.

1 (242)

Мы прошли довольно глубоко. Б\у больше не торгуют, невыгодно. Цена за китайское новье выходила в районе 15 тысяч за пару. Наконец наш шоппинг-гид засиял на горизонте, пиперя в каждой руке по колесу.

— Вот! – вывалил передо мной абсолютно лысые зимние слики, — 9 тысяч!

— Не хочу выглядеть невежливым, но они зимние. Они настолько зимние, что уже летние. Настолько летние, что уже вот виднеется корд. Зачем мне такие колеса, если наличие такого колеса привело меня сюда?

— 9 тысяч, — не унимался гид.

— Я вижу, ты умеешь мотивировать на покупку новых. Пойдем, я видел в одном из контейнеров хороший вариант.

За 12 000 тенге нам досталась пара новенького российского Cordiant Standart. По словам хозяина точки, он покупает эти шины у поставщика из Усть-Каменогорска, а те у дилера из Барнаула. Мы со своей стороны приторговываем в Барнауле свежим и сочным Кордиантом, который привозим с завода. Так что с очень большой долей вероятности я приехал в Алматы за своими же колесами.

В конце шопинг-гид срывает с себя маску рубахи-парня и довольно навязчиво предлагает услуги шиномонтажа. Но у нас уже есть проверенный поставщик услуг.

Сквозь пробки и базары, сквозь взбалмошное алматинское движение добираемся обратно до шиномонтажа. Там уже не один немецкий кабриолет, а четыре. Подъезжает пятый – смарт.

— У нас тут что-то вроде клуба, — поясняет владелец гаража.

Собираем колеса, приятно общаемся, узнаем кое-какую информацию по прохождению границ и отправляемся, наконец, в путь. Сегодня мы превзошли себя сами. Собираясь выехать пораньше, мы покидаем город около 3-х часов дня.

Кстати, если вдруг в Алматы вам нужен будет качественный шиномонтаж с хорошим клиентским сервисом, он находится по адресу Варламова, 35. Или вдруг у вас есть немецкий кабриолет и вам некому его показать – адрес тот же.

Самое время резюмировать наши ощущения о городе, который мы только что покинули. Алматы очень красивий, очень приятный город. Очень просторный, очень зеленый, очень яркий и очень дружелюбный. В общем, город «очень».

1 (213)

Алматы это внутренний казахский Таиланд. С открытыми улыбчивыми жителями, с потрясающей природой. Со сложным, но гостеприимным характером. Со своей уникальной культурой и атмосферой. Но понять и полюбить Алматы в режиме турист-тайфун очень сложно. Сюда надо приезжать на целый отпуск, составляя программу путешествий по городу и окрестностям. А еще лучше пожить какое-то время и стать немного своим для этого прекрасного города.

Дорога до границы занимает около 3-х часов. По-прежнему это хорошее покрытие и по-прежнему вас с распростертыми ожидают жол полициясы. Но, в отличие от северных дорог, без излишнего фанатизма. Без государственной программы 90-70-50. Ближе к границе вас остановит сотрудник на пост-рубеж и наверняка попросит миграционные карточки. Нас он сходу попробовал толи припугнуть, толи развести и спросил, почему больше 5 дней в стране и до сих пор не зарегистрированы. Не стесняйтесь, напоминайте регламент, граждане РФ могут находиться в Казахстане без регистрации до 30 суток.

А это дождь в горной степи. Он просто стоит стеной часами на одном и том же месте. 

1 (128)

Здесь, на юге мы впервые в Казахстане увидели, как используется природная энергия. Учитывая рельеф и климатические особенности, этот вид энергии вполне мог бы стать основным.

1 (130)

1 (132)

Кордай. Самый популярный и загруженный погранпереход между Казахстаном и Кыргызстаном. Сами таможенники называют его «центр». Находится 20 км севернее Бишкека.

Кордай легендарен. Он встречается в отчетах всех без исключения путешественников и всегда с негативной окраской. По обеим сторонам перехода активно попрошайничают, угрожают, обворовывают, обирают и обманывают проходящих границу граждан. Сейчас у Кордая есть альтернатива – Карасу. Поворот налево не доезжая 15 км до Кордая и можно пройти куда спокойнее и с меньшими потерями. Но я считаю, что каждый исследователь этих мест должен хоть раз пропустить через себя Кордай пока он жив.

1 (133)

Мы въезжаем в приграничное село Кордай. Оно, как и все в мире приграничные населенные пункты, грязное, неуютное, отталкивающее. Подъезжаем к первым воротам, здесь пассажир должен покинуть автомобиль и ждать водителя уже на киргизской стороне. Пассажир не имеет проблем с прохождением границы, его не досматривают и не оформляют. Для прохождения границы нужно лишь несколько раз предъявить паспорт и сдать миграционную карту. Поэтому здесь можно встретить навьюченных пассажиров, которые переносят вещи через границу на руках, чтобы к водителю было меньше вопросов. Здесь же отлично поживают носильщики, которые на маленьких тележках довозят багаж до нейтральной полосы, а там его перехватывает коллега из другого государства.

Я знал о специфике этого погранперехода. Заранее я попросил супругу расфасовать и отложить несколько партий небольших казахских денег для возможных взяток. Отложить отложили, но забыли выложить, и они остались у нее в наплечной сумочке. У меня же осталась пачка российских рублей, а с родным расставаться сложнее.

Всего с просьбами оставить немного денежек ко мне подходили четыре раза. Первый сразу же на казахской стороне, как только я проехал входные ворота. Все произошло очень быстро, даже внезапно.

— У вас видеорегистратор включен? – спросил человек в форме.

— Возможно оставил, сейчас выключу.

— Уже поздно, это режимный объект. Давайте будем изымать, задержим автомобиль до выяснения. Просмотрим все записи, которые делали на территории страны. Возможно еще что-нибудь…

— Короче, сколько?

Достает из кармана котлету наличности, показывает на российскую тысячу.

— Половину, — говорю.

— Счастливого пути.

Забирает деньги и уходит. Я понимаю, что не знаю, нарушал ли я что-либо, можно ли вести здесь съемку, и что это вообще за человек. Чувствую себя, будто отдал перстень цыганам на вокзале за хорошее предсказание. Даже в его взгляде и речи было что-то такое, гипнотическо-номенклатурное. Как бы там ни было, я позорно проиграл. 1:0 в пользу Кордая.

Второй раз не заставил себя ждать. Подошел казахский пограничник, жующий попку от самсы. Отряхнул крошки, вытер руки о китель, учтиво поздоровался за руку.

— Машины есть на продажу?

— Что?

— Машины на продажу. У вас же теперь дешево.

— Нет, машин нет. Машины все ваши уже скупили вместе с автосалонами, квартиры с подъездами.

— Запрещенное что-нибудь везешь?

— Нет, это тоже ваши скупили.

— Хорошо. Тогда выбирай, полный досмотр или по быстрому?

— По быстрому.

Достает пачку из кармана, показывает на российскую тысячу.

— У меня нет.

— Нууу… Тогда на полный досмотр. С ямой, с собакой, часа за три бы управиться.

— Зачем вы так?

— Зачем? Регламент. Хочешь принесу? Там все описано.

— Зачем читать, у меня есть телефон доверия. Давайте мы вместе по нему позвоним и узнаем про регламент.

Обиделся. Поставил печать. 1:1, я отыгрываюсь.

Дальше был паспортный контроль. Человек в будке лишь хмыкнул и сказал, что я староват для этого паспорта, но денег не просил.

Затем меня выпустили с Казахской стороны и запустили на Киргизскую. Здесь все немного по-другому. Ставишь машину на парковке, идешь в будку к таможне. Там два пузатых человека, похожие на веселых камбоджийцев принимают таможенные декларации, оформляют документы на въезд и вывоз автомобиля. В их же обязанности входит взимать экологический сбор – 1020 сом. Можно сдать в сомах, можно в тенге, но тогда 4000. Курс весьма конячий. Рубли не берут.

Еще меня попросили ксерокопию паспорта и техпаспорта автомобиля.

— Где взять?

— А вот иди на киргизскую сторону, там в обменнике есть ксерокс. Заодно сомов на сбор наменяй.

— А у вас ксерокопию не сделать?

— У нас нельзя. Режимный объект.

— Это ж через границу! А меня пустят обратно?

— Пустя,т пустят. Скажи, идешь денег поменять. Давай, иди скорее. Вон ваш, россиянин, уже пошел, дорогу покажет.

Выхожу через паспортный контроль.

— Обратно пустите потом? – спрашиваю.

— Зачем тебе?

— У меня машина осталась. Я пошел ксерокопии сделать.

— А, у этих идиотов опять бумага кончилась?

Бегу на киргизскую границу. Встречаю жену. Стоит, бедная, с моими нычками и моим же телефоном, который остался у нее в сумке. Пометался по ларькам, увидел парня в майке RUSSIA с ксерокопиями в руках. Срисовал, откуда идет. Сменял денег и сделал копии. Единственная будка с живым ксероксом, если что, справа и чуть назад пройденного коридора.

Возвращаюсь на таможню, заполнил декларацию. В графах «ценности», «валюта», «декларируемое имущество» сам таможенник за меня поставил прочерки. Парень в футболке RUSSIA тем временем уже заполнил бумагу на вывоз автомобиля, сдал декларацию, вложил купюру и ждет документы.

— Сергей, ты что? Так плохо к нам относишься? – спрашивает сотрудник, принявший документы.

— Нет.

— Ну добавь. От сердца.

Бедолага вкладывает еще купюру.

— Сергеееей.

— У меня больше нет.

— Ладно. Счастливого пути.

Дальше была моя очередь. Я отдал копии, заплатил сбор, заполнил декларацию и бумагу на вывоз автомобиля. Стою, жду и лукаво улыбаюсь. Просьбу озвучивать не надо, она витает в воздухе. И я знаю, что мои документы готовы, но таможня хранит молчание. Молчу 3 минуты, 5 минут, 8 минут. Они начинают обсуждать меня на своем языке. Потом нарочно переходят на русский.

— Мне кажется, он не понимает.

— Определенно. Он не понимает.

— Иван, что стоишь? – обращаются ко мне.

— А что, могу ехать?

— Хаха! Ехать! А на чай где?

Ответ, как и дальнейшая линия поведения, зреет буквально за долю секунды.

— Мужики, неужели вы будете брать деньги со своих?

— А ты с таможни?

— Алтайская таможня, Ташанта. 8 лет.

— Если ты не будешь давать нам на чай, то кто же будет?

Вместе весело смеемся.

— Погоди, а кто у вас там? Монголы? А они дают на чай?

— Какой чай, я вас умоляю. Они намеков вообще не понимают. Странные ребята. Один на прошлой неделе ввозил какашки яка древние настолько, что декларировал их как ценность вроде янтаря.

Все опять очень весело смеемся.

— Ладно, счастливого. Закинь что-нибудь на обратном пути.

— Договорились.

Ну и последний рубеж, киргизский досмотр. Здесь попался очень наглый, даже грубый человек. Я только успел подъехать, он уже выхватил у меня декларацию, обнаружил прочерки и понял, в чем здесь бизнес-модель.

— Почему драгоценности не внесли?

— У меня нет.

— Кольцо на пальце! Почему не декларируем?

— Ваши коллеги сказали не надо.

— Все надо! Денег не ввозите совсем?

— Немного ввожу.

— Почему не декларируем?

— Ваши коллеги сказали не надо.

— Все надо! Технику, телефоны, фотоаппараты ввозим?

— Ввозим.

— Почему не декларируем?

— Ваши коллеги сказали не надо.

Я очень спокоен и даже улыбаюсь. От этого ему становится нехорошо, и он начинает выходить из себя.

— Все надо! Мужчина, выйдите из машины, когда я с вами разговариваю!

Я выхожу, а он уже начинает хаотично обыскивать салон. Заглядывает в пакеты один за одним, потрошит сумки. Дошел до багажника. Увидел сколько там вещей и вообще обезумел.

— Мужчина! Почему все это не описано в декларации? Я что, должен догадываться что там?

Потом немного поутих и спросил.

— Штраф на месте будем платить?

— Нет.

— А что будем делать?

— Наверное, позовем старшего смены, все вместе пойдем к вашим коллегам, проясним ситуацию с декларацией. Заполним новую, если это необходимо.

Тут подходит старший, берет из его рук документы, отдает мне. Показывает на будку. Я несу документы в будку.

— Могу ехать?

— Да.

Возвращаюсь к машине, старший внимательно смотрит на наклейку Географического Отделения Всероссийского Научного Общества. За ним стоит тот нервный.

— Так штраф на месте, — не унимается, — будем платить?

Я вопросительно смотрю на старшего.

— Счастливого пути, — отпускает.

— Да я пошутил! — нервный кричит из-за плеча.

Я покидаю погранпереход. 1:3 в мою пользу. Мог ли я выиграть всухую? Конечно, мог. Если бы раньше понял суть происходящего.

Когда-то давно, в рамках курса по институциональной экономике, я изучал теорию игр. Основоположник теории игр в экономике, нобелевский лауреат, ученый Джон Нэш, характеризовал игру как процесс, в рамках которого две или более сторон ведут борьбу за реализацию своих интересов. Каждая из сторон имеет свою цель и использует некоторую стратегию, которая может вести к выигрышу или проигрышу — в зависимости от поведения других игроков. Теория игр помогает выбрать лучшие стратегии с учётом представлений о других участниках, их ресурсах и их возможных поступках.

Теория игр есть ни что иное, как прохождение границы в Кордае. Стороны имеют цель. Заработать прибыль, либо остаться при своих, да еще и оказаться по ту сторону колючей проволоки. Каждая из сторон использует свою стратегию. Я видел четыре разных стратегии и четыре разных линии поведения. Учитывая примененные против меня стратегии, я выбирал одну из своих контрстратегий. Шутки, приобщение, признание, ложь, хитрость, давление, отказ, шантаж и т.д. И однажды я сделал неудачный выбор. Но остальные три стратегии принесли мне желаемый результат.

Конечно, можно долго теоризировать. Можно весело экспериментировать в боевых условиях, препираясь с государственными служащими в рамках огромного количества используемых стратегий. Но в большинстве случаев у них есть конкурентное преимущество. У них есть время, а у вас его нет. Они находятся на своем рабочем месте, где получают деньги за количество часов, на протяжении которых задница не покидает кресла. В то время, как ваши пассажиры — друзья, родственники или семья находятся по другую сторону. Под палящим солнцем, под проливным доджем, или просто в ночное время в чужой стране в не самом безопасном месте. Мне повезло, все процедуры я прошел примерно за час. Был вечер, на бетонные блоки возле КПП падала тень. И моя жена в окружении других пассажиров, более менее комфортно провела это время.

А тем временем мы в Кырызстане. Это одновременно радостно и тревожно. На 6-й день мы, наконец, приближаемся к цели путешествия. Но цель все еще удалена от нас на 400 км, а солнце уже заходит за Алатау.

Ограничение по трассе в Кыргызстане 90 км\ч, после Казахстана стоит об этом помнить. Если забыли – ребята с радарами вам напомнят. Но в остальном, если не нарушать не трогают. Никаких непонятных постов, никаких ненужных ограничений. Дорога отличная – первые 200 км честные и гладкие четыре полосы. После Казахстана ко мне возвращается потерянное спокойствие.

1 (134)

1 (135)

1 (136)

1 (137)

1 (138)

1 (139)

Дорога ведет через красивое и сложное Боомское ущелье. Дорога свежая, всего несколько лет назад сделана китайцами. 4 полосы, бетонный разделитель, карманы для парковки, идеальная разметка. Вместе с шоссе в узком ущелье уживаются ж\д пути и речка Чу, которая в паре мест протекает даже выше уровня дороги.

1 (140)

1 (141)

На участке перед Балыкчи еще идут кое-какие работы. Наносится разметка, сцепляется разделитель. Но все полотно уже уложено. Здесь же новая идеальная дорога заканчивается. А для нас еще как водится наступает ночь. Мы достигли берега Иссык-Куля, но не можем увидеть его из-за темноты. Это немного обидно. Потерянных в Алматы 4-х часов нам не хватает для того, чтобы пройти северную дорогу посветлу.

На ГазПромНефти в Балыкчи мы пьем кофе, чем-то закусываем и едем дальше. Дорога проходит по густонаселенным местам, поэтому средняя скорость очень небольшая. В Каракол мы въезжаем около часу ночи.

В Балыкчи я прикинулся газпромовским шлангом и приуныл

1 (244)

В Караколе нас ждут. Жилье в гостевом доме забронировано на букинге еще пару месяцев назад. У нас есть адрес, но карта Кыргызстана, купленная в Navitel за $1,99 детализирована только до населенных пунктов. Однако на букинге есть Google Maps, судя по которой добраться до места несложно. При въезде в город есть круг, от которого уходят 4 дороги. Вот по одной из них мы и доберемся до места. Приезжаем, находим место на карте, не находим гостевого дома. Стройка и пустырь. Возвращаемся на круг и обращаемся к отдыхающим в кафе. Едем по указаниям, упираемся в тупик, поворачиваем и снова оказываемся на круге. Ловим таксиста. Тот объясняет, что ехать от круга надо было другой дорогой. Дает новые вводные. Едем по ним и снова возвращаемся на злосчастный круг. Дело усугубляется еще тем, что найдена нужная нам улица, но на ней больше 200 домов и ни одного аншлага.

Ок, идем другим путем. Звоним по телефону, хозяйка объясняет, как доехать и еще спустя пол часа мы находим дорогу. Во дворе нас встречают три небольшие, но бойкие собаки. Мы завоевываем их доверие, нам показывают апартаменты, и мы падаем замертво.

Часто происходит так, что день начинается откровенно дерьмово. И также, но полярно позитивно заканчивается. Сегодня началось с выяснения отношений со Сбербанком, продолжилось поиском резины в Алматы, продлилось неприятным прохождением Кордая и утомительной ночной ездой по берегу Иссык-Куля.

Но я открыл купленное по дороге свежее бишкекское пиво, отпил и огляделся. Мы доехали. В это верилось с трудом давно в далеком детстве, верилось с трудом на этапе планирования и даже в момент выезда из дома. Нам предстоит провести неделю на берегу Иссык-Куля в комфортабельном коттедже, где нам отведен двухкомнатный номер со всеми удобствами. Нас окружают сказочно красивые горы, прохладное огромное озеро и приятные люди. О чем еще можно мечтать в завершении такого сумасшедшего дня? Погодите, мне пришла смс…

Сбербанк один за одним вернул мне все три списания.

Пройденное расстояние: 650 км

Финансовый итог дня:

Бензин: 1500 ₽

Шины Cordiant Standart (2 шт): 3500 ₽

Проживание: 1900 ₽

Экологический сбор: 900 ₽

Взятка: 500 ₽

Продукты в дорогу: 1200 ₽

Шиномонтаж: 700 ₽

 

 

День 7. Всем Каракол. День, в котором мы знакомимся с кафе Айчурок и узнаем, что Джайлоо – это не только задница на миллион

$220 за неделю это вполне себе хорошая цена. Особенно когда у тебя две комнаты, спутниковое ТВ, парковка и завтрак. За завтраком можно поближе познакомиться с семьей, которая нас принимает, и узнать о достопримечательностях. А местность такова, что в какую сторону ни подайся – везде одни достопримечательности. Поэтому важно правильно расставить приоритеты.

Сегодня слишком пасмурно, для поездки в горы погода не годится, для купания тоже. Поэтому начнем с изучения самого Каракола. Старшему поколению город известен как Пржевальск. Именно здесь, в 1888 Николай Михайлович Пржевальский охотился на суслика в степи и испил несвежей воды из ручья. А дальше по накатанной – недомогание, брюшной тиф, смерть, могила. Могила и сейчас здесь, ее можно увидеть на берегу Иссык-Куля, в районе-пригороде Пристань.

Далее противоборствующие силы тянули одеяло каждый на себя, и в разные времена город был то Караколом, то Пржевальском. С 1992 года он снова Каракол.

Жители Каракола по большей части работают в предприятиях торговли и занимаются сельским хозяйством. Многие живут за счет туризма в той или иной мере. Зимой градообразующим предприятием становится горнолыжный комплекс «Каракол».

Размещаясь на Иссык-Куле многие сравнивают Чолпон-Ату и Каракол. Помимо цен, комфорта и плотности туристической инфраструктуры есть одно ключевое отличие. Чолпон-Ата предназначена для пассивного, пляжного и тюленьего отдыха. Разумеется, там также есть ущелья, экскурсии, источники, но они в меньшей мере используются туристами. Каракол же не являясь городом-пляжем исповедует более активный отдых. Горные лыжи, полеты на летающих аппаратах, горные треккинговые туры, альпинизм, конный туризм и прочее. Именно поэтому доля российских и казахских туристов в Караколе минимальна. Намного чаще здесь можно встретить туристов из Европы, Азии или Америки.

Сегодня в Караколе нет недостатка во вариантах размещения. Цены по бюджетному соразмерны с российским югом, качество обслуживания намного выше.

Главная площадь Каракола выглядит вот так. Несколько десятков магазинов, в которых жители могут купить все необходимое.

1 (142)

Оператор сотовой связи настолько клиентоориентирован, что в точках продаж сим-карт запросто жарят шашлык.

1 (143)

Уютное, вкусное и недорогое кафе Айчурок. Умывальник у входа. А в коляске поставщик привез в кафе рубленое свежее мясо.

1 (144)

В Караколе можно вот так запросто купить бытовую технику.

1 (145)

И вам запросто доставят ее в любое удобное место.

1 (147)

Этим летом на Иссык-Куле совсем немного русских туристов. За все время пребывания в Караколе мы видели российские номера лишь однажды — на этом экспедиционном монтеро 96-го региона.

1 (146)

Каракол расположен вполне удобно, можно добраться и до достопримечательностей севера и юга. Посоветовавшись с принимающей стороной, провернув кое-какие бытовые дела в центре города (обмен валюты, местные симки) мы отправились в ущелье Джеты-Оогуз.

Джеты-Оогуз расположен всего в 28 км от центра Каракола. Порядка 20 км по трассе, остальное по асфальтовой дороге до самого села. Местные жители или туристы, не имеющие собственного транспорта, практикуют посещение ущелий на такси. Поэтому частенько, взбираясь на крутой горный перевал, можно увидеть потрепанных старых немцев с шашечками и веселую компанию, устроившуюся на пикник рядом.

Джеты-Оогуз в переводе «Скала Семи Быков». И известно это ущелье в первую очередь ярким, сформированным под воздействием ветра, хребтом из нескольких небольших скал. Их точно не семь, но каждый может насчитать свое количество. Справедливости ради на хороших фото Скала Семи Быков куда монументальнее, чем в жизни. Ведь фотограф в поисках ракурса без обшарпанных домов, проводов и пирующих под скалой туристов лезет на противоположную возвышенность, грамотно кадрирует снимок и корректирует цвет. На таком фото Джеты-Оогуз скала значительно ближе к своему эпическому образу.

Второй по значимости символ ущелья Джеты-Оогуз – скала «Разбитое сердце». Она действительно сердце и действительно разбитая. Здесь без лишних движений можно сделать хорошее фото прямо с дороги. Но мы как-то не сделали.

Дорога в Джеты-Оогуз и скала «Разбитое сердце»

1 (148)

1 (153)

Это фото сделано без зума прямо с дороги. Этот пернатый даже не обернулся посмотреть на нас.

1 (149)

Зато стоило нам притормозить, в юрте неподалеку сразу оживились двое детей. Они расчехлили перчатки, а мне пришлось позировать с этими ручными хищниками. Та, что справа — самка беркута. Весит около 8 кг и запросто охотится на добычу весом килограмм на 10-12.

1 (150)

В центре самого села напротив санатория «Джеты-Оогуз» поверните налево по едва заметному указателю «Водопад». Асфальт здесь закончится, но начнется менее туристическая часть ущелья. Отдаете всего 50 сом и дальше вдоль бурного потока реки Джеты-Оогуз пробираетесь по узкому дну ущелья. Покрытие не самое приятное, но безопасное. Вас будут окружать скалы, бьющие из-под земли ключи, однажды попадется пещера-штольня. Через 4-5 км дорога выходит на открытое зеленое пространство, окруженное снежными горными хребтами и высокими пиками. Здесь же находится пик Бориса Ельцина, названный в 2002 году в честь первого российского президента.

Но всего этого мы не увидели, плато окутано плотной короной из облаков. Начиная с подножья все в плотном тумане. Единственное, что открылось нашему взору – это многочисленные джайлоо для туристов. Джайлоо это пастбища кочевников. Центры управления стадом. Одна или несколько юрт, в которых летом живет семья, приглядывающая за стадом. Джайлоо-туризм одно из трендовых направлений в туризме Кыргызстана и практически каждое Джайлоо турист может арендовать вместе с юртой, семьей кочевников и стадом.

IMG_2531

На выходе из ущелья можно обнаружить пещеру-штольню. Внутри ничего интересного.

1 (155)

1 (156)

1 (157)

1 (158)

1 (159)

Так изобретательные владельцы джайлоо разогревают воду. Две огромные цистерны просто обложены кусками старого асфальта и обмотаны сеткой. На солнце вся эта конструкция отлично разогревается, а ночью асфальт отлично держит накопленное тепло.

1 (154)

А вот и сам Джеты-Оогуз «Скала семи быков»

1 (160)

1 (161)

1 (162)

1 (163)

После посещения ущелья мы вдруг осознали, что до сих пор не побывали на берегу Иссык-Куля. Нам нужен был хороший честный пляж. Именно на такой мы отправились в пансионат Марко Поло на южном берегу озера. Для этого пришлось вернуться на трассу, проехать порядка 15 км в сторону Кызыл-Суу и еще 15 км по грунтовой дороге в сторону берега.

Марко Поло это филиал Анапы на берегу Иссык-Куля. Это высокий забор, довольно-таки платный пляж и пансионат с высокими ценами на проживание. Внутри чисто, зелено, но неуютно. Пляж скрупулезно просеивается специальным трактором от камней. В виде трубы на берег выведен теплый источник.

Погода к тому моменту испортилась еще больше. Закутавшись в теплые вещи, мы лежим на шезлонгах на пляже и наблюдаем, как китайцы плещутся в холодных водах Иссык-Куля, время от времени выбегая погреться под трубой.

1 (164)

1 (165)

1 (166)

1 (167)

Арина расстроена таким положением дел.

1 (168)

 

Пройденное расстояние: 90 км

Финансовый итог дня:

Бензин: 0 ₽

Проживание: 1900 ₽

Сим-карты для телефона и планшета: 600 ₽

Вход на пляж Марко Поло: 400 ₽

Ужин в Айчурок: 500 ₽

Пропуск в Джеты-Оогуз: 50 ₽

 

День 8. Источники Саруу. День, в который ничего не случилось

Описывая этот день, я никак не мог его вспомнить. Поэтому вспоминал по фотографиям. Это день, в котором ничего не случилось.

В такие дни даже первый канал начинает новостной выпуск с горячей социалочки. «В Якутии две школьницы на летних каникулах стали проститутками», «Жители Алтайского края стали экономить на похоронах». И заканчивают добротным российским сюрреализмом — «Министерство культуры Пермского края три месяца копило коровьи лепешки для чемпионата по метанию навоза».

День выдался пасмурным и дождливым. На утреннем брифинге за завтраком мы решили, что в такой день самое время ознакомиться с горячими источниками.

По эту сторону Заилийского Алатау по утрам обычно облачно. После обеда облака растаскиваются сначала по близлежащим верхушкам, а затем и по хребтам второго и далее порядков. В эти моменты появляется шанс сделать идеальный снимок – безмятежная чистая поверхность озера и горные хребты со снежными шапками на горизонте.

В этот день ни до, ни после обеда шанса мы не получили. Но это Иссык-Куль. Если на Иссык-Куле дерьмовая погода – езжай на горячие источники. Горячих источников в ближайшей округе в каждом ущелье за исключением Каракольского. Сегодня мы выбираем крытые бассейны с радоном в ущелье Саруу.

Для того, чтобы попасть на источники Саруу, едем порядка 40 км по южной дороге в сторону Каджи-Сай и в центре села Саруу поворачиваем налево по еле заметному указателю. Он не слишком информативен, будьте внимательны. Он небольшой и написано дословно следующее. Слово в слово. Будто в 90-е сюда привезли сборник лучших песен группы Кармэн и обрубили любую связь с внешним миром.

ЖУКУУ
ЖЫЛУУ
СУУСУ
<- 17 км

Далее вас ожидает неплохого качества песчанно-грунтовая дорога. Если река Саруу будет находиться постоянно по правую руку от вас, то через 19 км вы увидите деревянные туристические домики и две каменные юрты, сросшиеся между собой. Это и есть крытые бассейны с горячими источниками.

Дорога к тому моменту сузится до размеров полки, которую оставляет нам река в нешироком ущелье. Ущелье Саруу похоже на соседний Джети-Оогуз. Те же красноватые выветренные скалы, только намного фактурнее и ближе.

1 (169)

1 (170)

1 (253)

1 (255)

1 (259)

1 (171)

Этот парень здесь всем заправляет. Так что если вам что-то понадобилось, просто скажите ему.

1 (172)

Два бассейна, два отделения, две трубы. Одно отделение человек на 6, в другом вольготно разместится и десяток. Есть раздевалка, душевая и сам бассейн. Температура воды довольно приличная. Словно набираешь горячую ванную с перспективой, что вода к моменту погружения уже подостынет и станет терпимой. Нет, здесь она всегда одной температуры, содержит сероводород и радон. Придется привыкнуть.

Минут через 20 начинает кружиться голова, пора наружу. Любители прохладных погружений могут на контрасте полирнуть бивни в небольшой ванночке на берегу реки.

Вечером мы ужинали по обыкновению в кафе Айчурок, которое находится на центральной площади Каракола. Уютный летник с коврами, диванами и гамаком. Часть блюд готовятся на мангале во дворе, часть на небольшой кухне, отгороженной фанерой. Перед входом теплый и ламповый умывальник для рук капельного типа.

Общепит в Кыргызстане совсем не такой, как у нас. Здесь, например, чем ниже цены в заведении, тем лучше. Тем вкуснее. Нет, я замечал за собой такое и дома. Если, скажем, солянка за 80 и за 350 одинаково отвратительна, то в той, что за 80, я способен найти оправдание своим тратам.

Здесь огромные порции. Супы, салаты, горячие блюда – абсолютно все в таких объемах, будто после трапезы нужно присвистнуть официанту, попросить пластиковый контейнер и еще сутки пировать с этим по всей округе.

Это не от жадности, наоборот. К каждому из таких блюд приносят несколько пустых тарелок и несколько приборов, по количеству участников. Подразумевается, что заказанное блюдо могут употребить все, кто сидит за столом. Здесь принято делиться едой с друзьями, и это здорово. Мне сложно представить, как я могу поделиться горячим блюдом массой 160г в российском ресторане. Наверное, только выложив фото в Instagram.

Пройденное расстояние: 110 км

Финансовый итог дня:

Проживание: 1900 ₽

Доступ к горячим источникам: 180 ₽

Ужин в Айчурок: 600 ₽

Мойка автомобиля: 250 ₽

 

 

День 9. Орел и решка. День, в котором мы отправляемся в Бишкек в поисках хорошей погоды, гостеприимства по-киргизски, спелых арбузов и Геннадия

Эй, друг, что мы делаем здесь?

У нас был план, но он кончился весь.

Ждет нас неясный маршрут.

Маршрутки сонные верят и ждут.

Brainstorm – Непокой.mp3

Идея поехать в Бишкек появилась внезапно. Вчера вечером за ужином после обзора прогноза погоды. Все побережье затянули плотные осязаемые облака, зарядил противный мелкий дождь, температура упала до 15 градусов. Замаячила перспектива просидеть в горячих источниках остаток отпуска.

Впервые за всю поездку мы выезжаем, как и запланировали — в 6 утра. Предупреждаем хозяев, что сегодня заночуем не дома. Заправляемся на ГПН (92-й по 37 сом за литр), и южной дорогой направляемся в сторону Каджи-Сай. Этой короткой поездкой мы покрываем еще одну цель — прокатиться вокруг озера.

Как по мне, так южная дорога намного красивее. А вот вид с одного берега на другой лучше с севера.

Через 50 км от Каракола дорога выходит вплотную к берегу Иссык-Куля. Здесь начинаются дикие уютные пляжи, на которых можно с комфортном заночевать в палатках. Несмотря на ранее утро и непогоду мы расположились позавтракать на пляже. Однако этот пляж был диким лишь отчасти. Принадлежит он военному санаторию в Тамге, содержится в чистоте и пустоте, но бдительно охраняется пожилой медсестрой. Она рассказала, что даже в сезон посетителей почти нет. Не то, что при союзе.

Пляж военного санатория в Тамге.

1 (176)

1 (177)

1 (179)

Уже приехав домой, я нашел подборку фотографий этого санатория. Построенный японскими военнопленными еще в 1932 году, он замер в той самой эпохе. Но время сточило ударный механизм и теперь санаторий выглядит как хорошая декорация к голливудскому хоррору. Пустынный, запущенный и но чистый, тихий и настораживающий. Готовый в любое время принять съемочную группу фильма “Звонок” или “Остров проклятых”.

Сегодня санаторий открыт и для гражданских, но в силу состояния не пользуется большим спросом у широких масс туристов. Зато имеется официальная страница в Facebook.

Самобытные печи из глины и грузовых шин на берегу Иссык-Куля.

1 (174)

1 (175)

1 (180)

Далее в Каджи-Сае снежные горы уступают место марсианским. Ярким, невысоким, испещренным глубокими трещинами от стока воды. Каджи-Сай должен был стать южной Чолпон-Атой, но пока что-то идет не так. Часть туристических объектов пустует, часть находится в стабильном долгострое. Взыскательный турист здесь едва ли найдет аквапарк, европейскую кухню и катание на банане. Поэтому даже начатый было этнопарк, забор которого украшен сюжетами национального эпоса, начинает превращаться в руины еще толком не открывшись.

1 (181)

1 (182)

Этот же Якубович, что изображен на барельефе, фигурирует на купюре в 100 сом.

1 (183)

А на этом сюжете справа изображен международный аэропорт Манас.

1 (185)

Передвигаться за рулем в Кыргызстане интуитивно просто. Киргизы намного ближе к нам по стилю вождения, нежели казахи. Но есть пара моментов, о которых стоит знать. Киргиз, обгоняя вас на загородной дороге, моргнет фарами. Делается это обычно, когда машина попадает в слепую зону и иногда может быть неожиданным. Особенно ночью. И моргание при разъезде на перекрестках. Если водитель многократно моргнул дальним светом, это не значит, что он вас пропускает. Наоборот. Он извещает, что он намерен проехать первым.

Автопарк страны составляют в основном вместительные японцы начала 2000-х и потрепанные немцы времен становления рыночной экономики. Народные марки: Honda Stepwgn, Honda Stream, Honda Odyssey. Улавливаете закономерность? Просто семьи у киргизов довольно большие, а иметь много машин нерентабельно. Поэтому основное требование к автомобилю – чтобы можно было комфортно загрузиться ввосьмером и еще нарезать арбузик.

1 (186)

1 (187)

Поехать на ослике за несколько десятков километров в гости здесь считается нормальным.

1 (188)

1 (192)

1 (190)

1 (193)

1 (195)

Настоящее нетуристическое джайлоо по дороге в Нарын.

1 (196)

1 (197)

1 (191)

На подъезде к Балыкчи с юга будьте внимательны. Дорогу в Боомское ущелье легко можно спутать с той, что идет в Нарын. На первом круговом движении нужно уйти направо в само село, а на втором круге уже уходить налево на новое шоссе.

В Боомском ущелье, в очереди за вареной кукурузой за 25 сом ко мне обратился вполне себе русский человек.

— Это ваша машина с 22-м регионом?

— Да, а что?

— Я сам из Томска. Вот едем с семьей повидать Иссык-Куль. Я же вырос в Киргизии. А теперь мы вот прилетели на самолете. А вы с озера или на озеро?

— Мы и оттуда и туда. Решили рвануть на пару дней в Бишкек. Погода испортилась, а Бишкек, говорят, красивый город.

Человек лукаво улыбнулся, поморщился и слегка помотал головой.

Честно признаться, я тоже слукавил. Накануне вечером я безуспешно посылал в Google запросы «Куда сходить в Бишкеке», но не получил сколь-нибудь однозначных ответов. Никаких зацепок с конкретными достопримечательностями. Все рекомендации сводились к посещению мероприятий, которых в эти даты не предвиделось.

Что мы знаем из новой туристической истории Бишкека? Тут пару лет назад снимали выпуск «Орла и решки». Ок, выпуск просмотрен, достопримечательностей по-прежнему по нолям. Но есть отличные наводки, где остановиться и куда сходить.

Найти эти чекпойнты нам поможет официальное приложение «Орел и решка». Ага, вот хостел «Стрелок», где за $12 можно снять отличную комнату с удобствами в номере и бассейном во дворе. Или бар «Квартира 148», где ведущий программы душевно покутил с минимальными затратами.

На проверку же хостел «Стрелок» предлагает на букинге тот же самый номер за $45, а бар «Квартира 148» это довольно консервативное заведение с казахским прайсом на выпивку и закуски.

Обогнув город по верхнему объезду, мы пробрались по улице Махатмы Ганди, которая выглядела дорожными руинами из-за ремонта, и достигли места назначения. Это не «Стрелок» конечно, но гостиница с номерами за $19 и рейтингом 9,7 на букинге! Все без исключения отзывы оставлены иностранными туристами. И мы не могли пройти мимо такого. Более того, мы копнули глубже, и вернули себе $9 через кэшбек-сервис Clovrr. Таким образом, номер в центре Бишкека достался нам за 10 баксов.

Мне сложно объяснить такую традицию, но в частном секторе Бишкека принято размещать мусорные пакеты на столбах. Для этого специально вбиты гвозди.

1 (198)

Гостиница Lavitor находится в частном секторе в самом центре Бишкека. В первую очередь Лавитор это шашлычная. Во вторую — пивная. В третью — кальянная. А затем уже все остальное. Поэтому персонал не сразу понимает прибывших туристов, которые спрашивают о размещении.

1 (226)

Наконец к нам вышел ученик старших классов, представился Геннадием. Попросил подождать 20 минут пока в номере происходит уборка. Мы подождали 40 и хотели было уехать, но жадность и любопытство взяли верх. Кроме того, из Лавитора вышла вполне себе счастливая семья поляков, вызвавшая доверие к этому заведению.

Итак, на втором этаже огромного частного дома сдаются несколько комнат. Уютные, свежие, даже чистые. Из бонусов кондей, телек и парковка.

Мы быстро скинули вещи, вызвали такси и двинули на Ошский базар. Задержка с размещением немного подпортила наши планы, базар уже закрывался. Но мы успели в режиме “Помоги лосю и белочке найти выход из лабиринта” пробежаться по основным торговым магистралям.

Ошский база в отличие от градообразующего рынка “Дордой” это в основном торговля продуктами. Это тот самый формат торговли, которыми славится вся Азия и средняя Азия в частности. Идеально выложенные пирамиды из идеальных фруктов. Свежая выпечка с тандыра, которую можно хоть собственной рукой вытаскивать из печи. Это разобранные до мелочей курица, рыба и баранина. Можно купить отдельно печень, икру, голову, шкуру, рог или курдюк. На одном из лотков я видел, как в отдельных тарах лежат правые и левые куриные ноги. Есть отдельная категория товара, который непонятно как готовить и еще более неясно как есть.

Но больше всего посетители любят Ошский базар, потому что это свежо и дешево. Дело в том, что в Кыргызстане отсутствует как таковой сетевой ритейл. Ни тебе платы за полку, ни ретро-бонуса. Цены диктует сам рынок. Действует классическая связка спроса и предложения, в которой промежуточное звено в виде перекупов и государство в виде регулятора играют гораздо меньшую роль, нежели у нас.

В непродуктовой части базара мы набрали странных сувениров и двинули на выход. Дальше наш путь лежал по улице Токтогула, проспекту Манаса и Бульвару Молодой гвардии. Прогуливаясь по вечернему Бишкеку, я понял, что я с ним уже знаком. Сегодняшний Бишкек как брат-близнец похож на город моего детства, на Барнаул. Более того, он похож на любой город детства любого россиянина, что родился года до 1992.

Чартарач с киргизского парикмахерская. Так что чачтарач, Стас, чачтарач!

1 (200)

Айдана, пожалуй, самое популярное название недорогого общепита. Как кафе Наташа или Марина. Только Айдана само по себе звучит призывно. Словно «пойдем, ну что же ты стоишь».

1 (201)

1 (202)

1 (204)

А хлеб этого человека — ремонт одежды здесь же на углу.

1 (205)

Лавка скобяных товаров.

1 (206)

А кафе «Париж» манит еще больше чем Айдана.

1 (207)

HeadHunter, Airbnb, Blablacar и Avito в Кыргызстане не слишком популярны. Зато популярны вот такие агрегаторы.

1 (208)

Зато не запрещены публичные азартные игры. Здесь представлено что-то вроде рулетки.

1 (209)

1 (210)

Промоутеры сотового оператора могут выглядеть самым неожиданным образом.

1 (211)

Интернет-банк не в почете, терминалов оплаты кот наплакал, поэтому очень популярная услуга — загрузка единиц (пополнение баланса мобильного телефона). Производится следующим образом: отдаете купюру, скажем, в 50 сом. Женщина переводит с баланса своего сотового телефона на ваш 45 сом, а 5 составляет комиссия. Никаких чеков и волокиты. А транзакция фиксируется в толстой тетрадочке.

1 (212)

Вечерний Бишкек очень приятный, уютный город. Исчезает рыночная суета. Даже на центральных улицах тихо и умиротворенно. Жители не спешат по домам, они остаются на улице. Гуляют с детьми, играют в спортивные игры или просто сидят на лавках, парапетах или на траве. Некоторые улицы сами собой становятся пешеходными, и лишь изредка звук работающего двигателя нарушает тишину.

В Бишкеке так же, как и в Караколе, много инонстранцев. Индусы, китайцы, корейцы, европейцы, американцы. Порой в одних и тех же компаниях с местными или в необычных сочетаниях. Атмосфера очень мирная и гостеприимная, с трудом верится, что эту страну время от времени потрясают кровавые волнения на национальной почве.

Мы отужинали в приятном кафе с европейской кухней. Ужин вместе с алкоголем для меня, коктейлями для Арины и кальяном для обоих обошелся всего в 1500 сом. Для сравнения, только кальян, пара коктейлей и чай в заведении того же уровня в Алматы обошелся вдвое дороже.

Бишкек очень уютный и зеленый город.

1 (227)

Элитные салоны красоты сушат полотенца прямо на улицах.

1 (214)

Рядом с подъездами организованы места отдыха для граждан из старой, выбрасываемой мебели.

1 (219)

1 (217)

1 (216)

Вся основная информация продублирована на русском.

1 (218)

Живы и отлично себя чувствуют советские ценности.

1 (222)

В центре города на бульваре Молодой Гвардии молодежь предпочитает спорт. Две самые популярные игры это настольный теннис…

1 (224)

…и горячая картошка.1 (223)

В Лавитор мы вернулись около 9 вечера. Заведение к тому моменту было наполнено под самую пробку. Все столики заняты, шашлычник жарит как сам дьявол, а наша машина плотно заперта на парковке оцеплением из вечерних гостей. Тогда же я почувствовал уязвимость нашего размещения.

Будучи парнем смышленым и знающим английский, всем что касается проживания в Лавиторе занимается Геннадий. У этого парня на руках все козыри. У него есть пульт от кондиционера, пароль от wi-fi, и даже плату за проживание я могу отдать только в руки Геннадию. А он, как назло, куда-то запропастился. Может, пьет с друзьями кымыз на Жобек-Жолы или сидит в центре “горячей картошки” на бульваре Молодой Гвардии. Я так и не смог застать его в пределах Лавитора этим вечером. Спустившись в бар уже в четвертый раз, я просто оставил деньги кальянщику. Надеюсь, он правильно ими распорядился.

Пройденное расстояние: 420 км

Финансовый итог дня:

Бензин: 1300 ₽

Проживание: 1900 ₽ (Каракол) + 1100 ₽ (Бишкек)

Питание в дорогу: 500 ₽

Такси: 80 ₽

Сувениры и подарки: 2800 ₽

Ужин в Бишкеке: 1350 ₽

Чаевые Геннадию: 100 ₽

 

День 10. Экономика праздника. День, в котором мы узнаем реальную цену привычным вещам

День начали тем же, чем и закончили вчерашний. Вспомнили Геннадия словом божьим. Но сперва проснулись пораньше, выпили кофе, собрали вещи, вызвали такси.

Я отправился к автомобилю. Прошел небольшой коридор с дверьми в номера, пустой холл, где иностранные постояльцы гостиницы обычно пьют утренний чай, спустился по крутой деревянной лестнице и вышел во двор. Уютный крытый двор со столиками кафе, над которыми раскинулись кроны деревьев. По-утреннему радостно щебечут птицы. И большой навесной замок запирает ворота во двор изнутри.

Я проделал обратный путь и сбежал вниз по лестнице, которая выходит во внутренний двор. Здесь припаркованы экспедиционные автомобили поляков, и еще чьи-то. Во дворе никого и такой же замок на воротах. Калитка закрыта на ключ изнутри. По пути в номер я заблудился в казематах Лавитора и попал на кухню. Здесь заботливо устлан топчан, на котором вчера днем почивал кальянщик. Но сейчас он был пуст. Я толкнул еще одну дверь и оказался в темном тамбуре. На ощупь нашлась массивная железная дверь с ключом в замке. Я несколько раз провернул ключ, отпер две щеколды внизу и вверху и оказался на улице как раз напротив своей машины. Лабиринт «Лавитор» пройден.

Как мы видим, бюджетное и комфортное размещение в Бишкек существует. Но к комфорту обязательно нужен ключ. В случае с Лавитором этот ключ — Геннадий. Надо поторапливаться, ведь скоро учебный год.

Сегодня наша “Орел и решка” превращается в “Орел и решка. Шоппинг”. Мы отправляемся на градообразующее предприятие Бишкека — рынок Дордой. Крупнейший в центральной Азии вещевой рынок. Город в городе.

Отправиться на Дордой мы решаем на такси. Во-первых, таким образом не нужно будет искать свой автомобиль на многочисленных забитых парковках. Во-вторых, чтобы найти то, что нужно, нам надо начинать с центрального входа и иметь на руках схему расположения павильонов. А где центральный вход, знают только таксисты.

Дордой сегодня переживает не лучшие времена. Экономический кризис ударил не только по торговле в РФ, но и по всему таможенному союзу. Да, и в расчете на реализацию в союзе предприниматели запаслись товаром по высокому закупу и теперь сидят по уши в этом товаре. Договор на вступление Кыргызстана в союз до сих пор не ратифицирован, таможенные посты на границе с Казахстаном никто убирать не поторопился.

Относительно тех золотых времен Дордой нынче пустоват. Выглядит все это словно господь наделил киргизов китайским товаром и послал русских и казахов под видом покупателей.

Но, не смотря на кризис, борьбы за покупателя не видно. В отличие от рынков Юго-Восточной Азии, здесь не принято встречать клиента с распростертыми, уговаривать, давать скидку. Все по деловому. Нравится? Бери. Не нравится цена? Твои проблемы.

Курс обмена валюты на Дордое куда выгоднее, чем в городе. Но за руками стоит приглядывать, просить купюры покрупнее и самому пересчитать.

Мы приехали к 8 утра, было абсолютно пусто. Дордой только просыпался. Вслед за нами появились люди с дорожными чемоданами на колесиках — предприниматели из России. Направляются на рынок сразу с рейса. Закупившись снова уезжают в аэропорт Манас. “Сегодня ваших негусто”, рассказал мне хозяин обменника, “Трое из Челябинска и мужик из Воркуты. 200 тысяч всего менял”.

Весь Дордой это тысячи контейнеров, установленных в 2, а то и 3 этажа друг над другом. Нижний этаж — шоурум, верхний — склад.

1 (228)

Здесь мы видим ситуацию «отошел на склад, скоро буду».

1 (235)

Дордой это город в городе. И как в любом крупно городе здесь огромный выбор еды с доставкой. Начиная от простой выпечки с компотом.

1 (229)

Продолжая вареной кукурузой.

1 (230)

Продолжая курутом разных мастей.

1 (232)

Кукурузными палочками в огромных пакетах.

1 (234)

И заканчивая доставкой привычной нам японской кухни.

1 (233)

Не смотря на упадок в торговле Дордой жив. По-прежнему он радует товаром высокого качества и низкой ценой. Арина вычеркнула все без исключения пункты в своем виртуальном списке закупок. Я сделал только два приобретения: поляризованные очки за 500 сом и кроссовки Nike Cortez за 1200. Настоящие, классические кроссовки Форест Гампа в оригинальной упаковке мейд ин Таиланд всего за 1100 рублей! Скряга “Спортмастер” торгует их в счастливые дни в 3-4 раза дороже. А фирменный магазин Найк водружает на витрину и начинает торги от 5К рублей.

Обратно добираемся также на такси. Попадается веселый водитель киргиз, который рассказывает, когда лучше всего кушать арбузы, сколько сидеть в Иссык-Куле в жаркую погоду и где в городе самая лучшая самса.

— Самсы много, брат. Но здесь самая лучшая.

Поэтому если вы вдруг в Бишкеке и вам вдруг захотелось лучшей самсы — ориентир улица Баялинова (бывшая Ленинградская) 166. Следующее кафе по улице если ехать от улицы Махатмы Ганди.

— Главное, брат, чтобы вас хорошо принимали. Вас же хорошо принимают?

— Не жалуемся.

— Это хорошо. Но если что, ты знаешь, где меня найти.

Я расплатился, мы выгрузились из машины и начали загружать покупки в свою. Таксист хотел было подымить своими зимними сликами по щербатому асфальту, но остановился, приоткрыл окно.

— Мазда Премазда! Братишка! Если что — я на Дордое!

И таки поддал газу на все деньги.

Миссия “Поезжай в Бишкек и купи то, не знаю что” выполнена. Мы отправляемся обратно в Каракол. По дороге обедаем в придорожном кафе с топчанами. Мне подают красную форель в приправах на гриле, прямиком из реки Чу.

1 (236)

1 (237)

Далее на объезде села Кемин на обочине нас поджидают дети кукурузы. Каждые десять метров на протяжении полутора километров установлены самопальные скороварки. Дети от грудных до уже пьющих, варят и продают кукурузу. Она получается сочной, мягкой и хрустящей, так как не сварена, а приготовлена на пару. Этот же метод проповедуют на пляжах Таиланда.

1 (240)

1 (238)

Дальше снова Боомское ущелье, снова Балыкчи и снова северная дорога по озеру. Через 50 км после Чолпон-Аты тучи сгущаются, начинает капать дождь. Мы сворачиваем на горячие источники под открытым небом.

1 (241)

Естественный продакт-плейсмент в горах Кыргызстана.

1 (243)

1 (248)

Вход в Боомское ущелье.

1 (245)

Теплые источники под открытым небом. Строго говоря, источник здесь один — тот, где бьет фонтан из трубы. Из самой горячей емкости вода переливается сначала в небольшую соседнюю купель, а затем в бассейн побольше. Таким образом получаем три ванны с водой разной температуры. Все облагорожено, есть раздевалки, парковка и бар. Вход 200 сом с человека.

1 (252)

По дороге в Каракол я остановился и купил у местной ребятни вот этого мутанта — ветку вишневого дерева.

1 (269)

А вечером нас ожидал в отеле восхитительный иссык-кульский чебак. Которого мы запили не менее восхитительным чебаком.

1 (270)

 

Пройденное расстояние: 410 км

Финансовый итог дня:

Бензин: 1300 ₽

Проживание: 1900 ₽

Такси: 450 ₽

Покупки на Дордое: 9000 ₽

Обед из форели и утки: 900 ₽

Кукуруза: 120 ₽

Горячие источники: 350 ₽

Чебак, форель и икра рыбы: 900 ₽

Мед горный, чуйский: 600 ₽

 

День 11. Пумба, это не тот лев! День, в который мы загораем не в то время, поднимаемся не в то место и пробуем то самое ашлянфу

Расчет оказался верен – мы вернулись из Бишкека, и попали в солнечную Киргизию. Поэтому свой предпоследний день в этой стране мы предпочли провести на пляже.

Прекрасный пляж с горным ландшафтом на заднем фоне был замечен километрах в 50 от Каракола по южному пути. Туда и отправились.

И он оправдал ожидания. Желтый яркий песок крупной фракции, пологий каменистый вход в воду. Спокойная, абсолютно прозрачная вода. Сразу несколько горных хребтов за спиной. Облака на высоте сегодня перемещаются довольно быстро, и нам открывается то одна, то другая вершина.

На 6-й день на Иссык-Куле мы добрались таки до воды. В июне она еще прохладная. Но в данном случае это скорее плюс. В июле и августе она прогревается настолько, что отдыхающие покидают озеро только на обед или намаз.

Вода чуть солоноватая, 6% в среднем по озеру. Это значит, она не держит на поверхности как морская, но и к употреблению внутрь без опреснения не годится.

1 (256)

1 (260)

1 (261)

1 (264)

1 (268)

1 (262)

1 (263)

1 (277)

1 (274)

1 (273)

1 (276)

IMG_2766

Чтобы два раза не вставать мы решили покрыть тем же днем ущелье Барскоон. Если говорить языком таксиста, рассказывающего про самую лучшую самсу: «В Кыргызстане много ущелий. Но Барскоон самый красивый». Вся красота Тянь-Шаня собрана на небольшой ограниченной территории. И, как ни странно, это обусловлено экономическими факторами.

1 (279)

1 (280)

1 (283)

1 (282)

1 (281)

Через все ущелье проложена дорога к золотоносному прииску Кумтор. Кумтор является самым высокогорным рудником в мире. Залежи золота по оценкам советской геологоразведки до 700 тонн. Разрабатывать такой объем в таких сложных условиях Кыргызстану не под силу. Поэтому рудник на 100% принадлежит канадской золотодобывающей компании. В нынешнем правительстве страны добрым словом вспоминают людей, что заключили такую выгодную сделку с инвестором. Кыргызстану на сегодняшний день принадлежит лишь 33% акций в совместном предприятии. Есть информация, что в будущем будет прилипать до 50%. Но даже те 33%, что есть, делают около 20% ВВП страны, больше трети всего промышленного производства и более половины экспорта страны. Кумтор – это странообразующее предприятие, расположенное на высоте более 4000 м в зоне вечной мерзлоты.

Дорога через ущелье после самого села Барскоон грунтовая. Но она куда лучше любой из асфальтовых дорог в моем городе. За дорогой постоянно следят. Ежедневно здесь работает техника. Дорогу расширяют, ровняют, укатывают, даже искусственно увлажняют. Ведь дорожная пыль не должна ограничивать обзор. Делается все, чтобы местные водители не испытывали дискомфорта, рассекая в этих местах на американских капотниках MACK.

В 1998 году здесь уже произошла серьезная авария. Тогда грузовик полный цианистого натрия угодил в реку Барскаун, а ее воды угодили в села Барскаун и Тамга и еще в озеро Иссык-Куль. Была пора активного полива и более тысячи жителей попали в больницы с различной степени отравлениями.

Ущелье вообще производит впечатление идеального отрезка киргизской самобытности. Первое, что мы встречаем, это Джайлоо. Но не такие, что мы видели ранее. На 100% туристические. Чистые, вылизанные, с постоянно кипящим на огне куурдаком и стабильным wi-fi.

Возле дороги пасутся идеальные стада. Ухоженные, упитанные, жизнерадостные лошади и коровы. Кажется, что владельцы стада выбирают представителей получше и мотивируют их пастись возле дороги.

Горы, образующие ущелье, довольно высоки. По обеим сторонам в реку Барскаун стремятся десятки мелких ручьев и речушек. Спускаясь от истоков и снежников, они превращаются в прекрасные водопады. Самые известные и крупные из них это каскад «Слёзы барса», «Борода аксакала», «Брызги шампанского» и «Чаша Манаса». Почти все просматриваются хотя бы частично с дороги.

На входе в ущелье Барскоон.

1 (286)

Идеальными дорогами Барскоона.

1 (285)

1 (287)

1 (288)

1 (289)

Водопад Чаша Манаса

1 (329)

1 (290)

1 (291)

1 (292)

1 (294)

1 (295)

Исторические сводки докладывают о том, что в разное время после полетов именно в этих местах восстанавливались Юрий Гагарин, Валентина Терешкова, Герман Титов, Алексей Леонов, Георгий Гречко и многие другие советские космонавты. Поэтому лик Гагарина здесь даже увековечили в камне, а остальных указали в виде гравировок с фамилиями.

1 (293)

Из исторических свидетельств того визита осталось фото, где местные жители активно фотографируются с Юрием Алексеевичем.

gagarin2

Правда в 2007 году вандалы изуродовали Гагарина до неузнаваемости и даже выгравировали дату вандализма.  Но сегодня, как мы видим, он восстановлен. Фото я взял в ЖЖ varandej, у которого есть потрясающие заметки по Кыргызстану. В частности вот отличный материал по Барскоону.

Через пару десятков километров дорога приводит к пропускному пункту. Шлагбаум, камера и будка охраны. Я отправляюсь на переговоры. В будке трое охранников: почтенные седовласые киргизы лет за 50 и совсем еще молодой парень. Я привычно сдаю документы для регистрации в журнале. Здесь это принято почти в каждом ущелье. Экологический сбор и все такое.

1 (296)

— Вообще-то сюда нельзя проехать, — заявляет один из охранников. Усатый мужчина, с сотней морщин вокруг глаз и хитрой добродушной улыбкой.

— Зачем тогда мои данные?

— Ты подъехал к шлагбауму, пересек черту.

— Не ехать же обратно. Мы тут издалека.

— Алтайский край? У вас же тоже горы?

— Не совсем у нас, у соседей, — начинаю объяснять, — короче да, у нас горы.

— Так хотите заехать посмотреть?

— А есть что посмотреть?

— Вот перевал, 4 тысячи почти. Поедешь?

— Конечно!

— Тогда давай аккуратнее. И надо что-то оставить. Традиции же знаешь.

— Нет проблем. На обратном пути.

Сразу за шлагбаумом небольшая площадка с заброшенными домами и начинается подъем на перевал. Перед нами въехала еще одна машина с местными номерами. Из нее высыпала большая киргизская семья, сфотографировались на телефон на фоне оползня, сели в машину и уехали обратно. Мы же прикинув собственные силы поползли вверх.

Перевал оказался не из тех, которые берут ценой последующего ремонта автомобиля. Извилистый, но пологий. Повороты достаточно широкие, чтобы в них мог без проблем войти огромный грузовик с прицепом. Длина подъема 4,5 км и преодолеваются они довольно быстро.

Первые несколько витков перевала. Сразу над мерседесом.

1 (297)

1 (298)

1 (299)

1 (300)

Охрана прииска на Ford Ranger. Они всегда передвигаются с проблесковым маячком и поднятым ярким флагом.

1 (301)

1 (302)

1 (303)

1 (325)

1 (326)

Для большегрузов висят вот такие памятки. Соответственно погодным и дорожным условиям в паз вставляется квадратик соответствующего цвета.

1 (305)

1 (304)

Мы наверху! Если с седловины перевала подняться пешком чуть выше, на зеленый округлый холм или каменный пик напротив, можно получить шикарный вид на все четыре стороны. Вокруг пики по 5-6 тысяч метров. И на этот раз они не где-то за горами. Они вот, рядом. Тишина наверху стоит настолько плотная и вакуумная, что мозг сам начинает создавать для себя какой-то интершум, чтобы дать себе понять, что ты не оглох.

1 (313)

Седловина этой горы находится выше 5 000 м над уровнем моря, а пик приближается в 6 тысячам. 

1 (306)

На этом фото можно оценить толщину вечного снежника — это пара десятков метров.

1 (307)

Горы поменьше регулярно осыпаются в ущелье. Следы этих страшных осыпей видны и сейчас.

1 (309)

1 (310)

Отлично просматриваются петли перевала.

1 (312)

1 (314)

1 (315)

1 (316)

1 (317)

1 (318)

1 (319)

1 (320)

1 (321)

1 (322)

1 (323)

1 (324)

Время от времени тишину разрезают проходящие грузовики или машины охраны прииска. До туристов им дела нет. Смотрят, чтобы свои не воровали.

1 (308)

Перевал Сары-Мойнок оказался чуть ниже, чем мы ожидали. 3442 метра. Мы сели в машину и проехали несколько сотен метров дальше. Дорога пошла немного вниз и огибала гору. Мы решили, что это спуск с перевала, который ведет к самому Кумтору, развернулись и поехали обратно.

— Докуда доехали? – спросил усатый охранник, когда я снова протянул ему документы, заботливо вложив в них 300 сом.

— До вершины перевала.

— До этого? – он махнул рукой.

— Ну да. А есть еще?

— Пфф. Этот маленький, а дальше большой. Почти 4 километра. Там еще озеро есть высокогорное и речка с рыбаками. И на прииск издалека можно посмотреть. Эхх, надо было мне с вами поехать!

Вот это была потеря с нашей стороны. Сары-Мойнок из тех перевалов, что являются односторонними. И подъем и спуск на него осуществляется с одной стороны. Проедь мы еще сотню-другую метров, увидели бы, что спуск это не спуск с перевала, а только небольшая коррекция перед началом подъема на второй перевал. Который также открылся, как только мы обогнули бы скалу.

Находясь в определенной стадии эйфории мы упустили кучу возможностей, которые были буквально за углом. Мы могли бы снова договориться с охраной и вернуться на перевал. Но я взглянул на произошедшее взглядом буддиста. Если это стоит того, чтобы увидеть, значит мы за этим еще вернемся. В следующую поездку.

1 (327)

1 (328)

1 (330)

1 (331)

1 (334)

Вечер в Караколе выдался темным и прохладным. По вечерам здесь всегда свежо. Прохладный воздух опускается с гор к озеру и заставляет жителей надевать вещи потеплее.

Кроме того, во всем районе выключили электричество. А отсутствие wi-fi и электричества в целом очень способствует развитию простого человеческого общения. Мы выползли в небольшой уютный двор гостевого дома и разговорились с хозяевами о местных нравах, об экономике, политике и кухне.

Я вдруг вспомнил, что несколько дней назад за завтраком один из постояльцев гостиницы рассказывал мне о странном блюде – ашлянфу.

— Так значит, вы еще не пробовали ашлянфу? — спросил он во время завтрака.

— Какие еще ашлянфу?

— Ууу, понято. Света, ты не рассказывала им за ашлянфу? Короче, берете автомобиль, едете в кафе на кольце. Видели кольцо на въезде в Каракол? Так вот, там натуральная забегаловка, но готовят как боги. Берите ашлянфу, бешбармак и бегите оттуда. Бегите сюда, тут съедим. А еще лучше, берите вечером бутылку водочки, мы с вами ее выпиваем, а наутро заказываем лучшее в городе ашлянфу с доставкой.

— Погодите, — говорю, — Так это закуска?

— Нет.

— А что входит в состав?

— Ну, там овощи, специи, крахмал, совсем чуть-чуть мяса.

— Салат?

— Нееет. Все заливается особенным бульоном.

— Суп?

— Да нет же. Ашлянфу это ашлянфу. Каракольское ашлянфу это бренд. Даже в Бишкеке многие пытаются делать каракольское ашлянфу, но дано далеко не всем. Это искусство.

Сейчас я почему-то промотал в памяти этот флэшбэк и обратился к хозяевам дома.

— А как бы нам отведать ашлянфу?

Редко встретишь такое радикальное одобрение и теплоту, какие были тогда во взглядах моих собеседников.

— Ашлянфу? Сейчас? В 10 вечера? А что – можно! – заявил глава семьи Александр, — Света, позвони Махмуду, спроси, есть ли сколько-нибудь ашлянфу.

Супруга набрала номер.

— Махмуд, здравствуй. Скажи, есть ашлянфу сколько-нибудь? А, ты не дома? Но есть? На пятерых будет? Выезжаем.

Итак, в кромешной темноте в 10 часов вечера мы впятером выезжаем к дилерам ашлянфу – Диляре и Махмуду. Со стороны эта многоходовочка может показаться странной. На ночь глядя ты звонишь Махмуду и просишь несколько доз продукты с непонятным наименованием. На великом позитиве ты едешь забирать товар.

Мы подъезжаем к частному дому на узкой тихой улочке. Во дворе под навесом стоит стол и несколько стульев разного калибра. Нас встречает хозяйка Диля, улыбчивая радушная дунганка. Мы устраиваемся за столом и на скатерти одна за одной появляются порции ашлянфу.

Итак, ашлянфу, это национальное блюдо уйгуров и дунган. Ашлянфу появилось вместе с советской доктриной общественного питания как оригинальное блюдо, подаваемое на территории Киргизии. Казахстану, кстати, тогда достался бешбармак, Узбекистану – лагман.

Ашлянфу это не суп, не горячее, не салат и не закуска. Если быть максимально простым и грубым, то родственные корни у ашлянфу можно найти лишь с окрошкой. Ашлянфу это композитное блюдо. Домашняя пшеничная лапша, вытянутая вручную сворачивается на дне тарелки. Поверх на специальной крупной терке натирается крахмал. Крахмал заранее сварен и доведен в холодильнике до состояния твердого пудинга. Далее мелконарезанная заправка из протертых помидоров, лука, моркови, местной зелени джусай, болгарского перца и небольших, прямо таки крошечных кусочков говядины. Отдельно здесь идет желток яйца. Поверх заправки специальный соус – лазо. Лазо в свою очередь состоит из сушеного молотого красного перца, мелконарубленного чеснока, паприки, уксуса и растительного масла. И наконец, когда все компоненты в сборе, все это обильно заливается уксусом.

А вот из чего делается уксус – доподлинно не знает никто. Это настоящий секрет дунган, которые они передают из поколения в поколение. Хозяйка даже не открывает этого секрета родной дочери. Ведь та рано или поздно унесет его в другую семью. А невестке может, так как она в семью пришла. Дилетанты готовят уксус из разбавленной уксусной эссенции и жженого сахара, но ни в какое сравнение с оригинальным дунганским он не идет.

Каракольское ашлянфу это бренд. Даже в Бишкеке каждое заведение, что готовит ашлянфу, указывает на вывеске, что оно каракольское. Даже Википедия утверждает, что лучшее в мире ашлянфу готовится в г. Каракол. А самое лучшее ашлянфу в Караколе сегодня передо мной, приготовлено по оригинальному рецепту в доме дунганки Дили и ее супруга уйгура Махмуда.

— Диля, как тебе в голову пришло заниматься ашлянфу?

— Однажды ко мне приехали туристы. Привезли с собой ашлянфу, которое кто-то дал им с собой в дорогу. Я поставила все в холодильник, но за день никто так и не притронулся. Я попробовала и отнесла курам. С тех пор я решила, что нужно возрождать дунганские кулинарные традиции и открыть людям настоящее ашлянфу.

С тех самых пор на заборе дома Дили и Махмуда появилась небольшая вывеска «Ашлянфу». Неподалеку находится роддом, больница, еще какие-то учреждения, магазины. Люди ходят мимо и частенько заглядывают в этот уютный двор. Меню простое – ашлянфу, чай, печенье. Ашлянфу всего 25 сом за порцию. Средняя стоимость по Караколу – 35 сом. А раньше блюдо стоило и вовсе 6 сом и местная детвора стреляла деньги у взрослых именно на ашлянфу.

И коротко о главном. Это невообразимо вкусно. Два десятка ингредиентов действуют на вкусовые рецепторы как вместе, так и отдельно друг от друга. Мягкая, упругая лапша пропитывается ароматами овощей и специй. Пресный крахмал остужает жар во рту после острой приправы. А уксус придает каждому из элементов удивительный, ни с чем не сравнимый вкус.

Употреблять ашлянфу принято вилкой. Поэтому обязательно наступает момент, когда кончилась вся лапша, крахмал и овощи. Остаются уксус и специи. Это самое вкусное. Смесь выпивается прямо так, ртом через край тарелки. Уксус, которым оснащается ашлянфу, предварительно должен быть охлажден в холодильнике и эта самая смесь, которая остается в тарелке, имеет чудесный охлаждающий для организма эффект. А в Центральной Азии отобедать, да еще и не вспотеть порой очень важно. И все это за 25 сом. 22 рубля за порцию отличной похлебки по курсу ЦБ, ребятня!

— А вот тот человек, который несколько дней назад за завтраком рассказал нам про ашлянфу, кто он? – спрашиваю у хозяев гостиницы.

— А, Бейбут то? – отвечает Светлана, — да он председатель правления Оптима Банка.

Так просто. Оптима Банка. Который прыгает с первой на вторую строчку в рейтинге совокупных активов среди коммерческих банков Кыргызстана. Словно сам Герман Греф сошел с финансового олимпа и зашел в гостиную залу, чтобы сказать мне: «Парень, ты неправильно живешь. Кредитную карту Тиньков мне в бумажник! Ты посмотри, чем ты питаешься, парень! Знаешь ли ты, что самая вкусная шаурма в этих краях на Котельщиках прямо за гаражами. Эти армяне как боги поджаривают лаваш!».

Палю вам указатель на самое вкусное ашлянфу Каракола.

1 (335)

А это двор, где можно отведать лучшее ашлянфу.

1 (336)

Ну и наконец.

1 (337)

А вот что думают об ашлянфу в Бишкеке.

1 (215)

Пройденное расстояние: 180 км

Финансовый итог дня:

Бензин: 900 ₽

Проживание: 1900 ₽

Добровольный сбор в Барскооне: 270 ₽

Ужин в кафе Айчурок: 650 ₽

Ашлянфу (3 порции): 70 ₽

 

День 12. Мы к вам приедем. День, в котором мы стараемся не уезжать далеко, но нам это не удается

Сегодня заключительный день в Караколе. Мы начали его с посещения каракольского рынка. Он мало чем отличается от любого базара в любом небольшом городе России.

«Эт» значит мясо. 

1 (338)

1 (339)

1 (340)

1 (341)

1 (342)

После мы отправились на горнолыжный курорт «Каракол». Надо сказать, это был единственный день, когда я не смотрел дорогу заранее по карте и понадеялся на указатели. По указателям на горнолыжный курорт «Каракол» мы сперва долго плутали по городу, спрашивая дорогу в каждом дукене, а затем и вовсе заехали в тупиковый двор, ограниченный четырьмя зданиями, похожими на усталые от жизни хрущобы. Двора как такового тоже не было. Лишь остатки арматуры, которые раньше были детской площадкой. У одного из подъездов сидела компания киргизов, употреблявших в этот солнечный полдень водочку.

Мы сделали круг по двору, поняли, что проезда нет и попытались выскочить обратно. Но тут один из отдыхающих отделился от компании, свистнул и преградил дорогу. Такой жест обычно не сулит ничего хорошего, но не в этот раз.

— Добрый день, — обратился к нам молодой киргиз, — вы заблудились?

— Да, нам бы попасть на горнолыжную базу.

— Это вам надо повернуть за угол этого дома, там обогнете гаражи, дальше будет очень плохая дорога, потом налево на бетонку и выскочите на нужную дорогу.

— Большое спасибо вам!

— Счастливого пути, братан!

Мы проехали по дороге через Каракольское ущелье, но добраться до комплекса нам не удалось. Финальный отрезок дороги это крутой подъем и плохого качества грунтовая дорога. Безусловно, я преодолел бы его на 4wd, но не стал рисковать здоровьем автомобиля, так как завтра нам предстояла долгая дорога домой.

По дороге на пляж в Актереке.

1 (343)

1 (344)

1 (345)

1 (346)

1 (347)

1 (348)

1 (349)

1 (352)

1 (357)

1 (351)

1 (361)

1 (350)

Ну и завершаем этот день на диком пляже под Актереком.

1 (356)

1 (354)

1 (355)

1 (358)

1 (359)

1 (360)

1 (362)

1 (363)

Пройденное расстояние: 140 км

Финансовый итог дня:

Проживание: 1900 ₽

Экологический сбор за въезд в Каракольское ущелье: 150 ₽

Сувениры и подарки близким: 1200 ₽

Продукты: 300 ₽

Ашлянфу с доставкой (3 порции): 70 ₽

< Часть 2 || Часть 4 >


Будь другом — поделись с друзьями: Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter

, , , ,


  • Станислав Бирюков

    Ашлянфу мы называли всегда Ашлямфу (загуглил, и так и эдак говорят). Лазо -> Лазы. Настаивать не буду, но вот Карджи-Сай это точно Каджи-Сай. Обязательно вам к прочтению про Каджи-Сай:
    https://ivashenko.today/2016/05/04/каджи-сай-как-ответ-американцам-за-соз-2/

    • Ivan Krapivin

      Большое спасибо, Станислав. Исправил.
      Кстати по ссылке отличный материал.

      • Станислав Бирюков

        О том и речь =)
        Удачи в начинаниях (я к вам из vc.ru попал, отличная статья про интернет-магазин)!